Печать

Уголовная ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность установлена в ст. 171 УК РФ, которая указывает на то, что уголовной ответственности подлежит осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Таким образом, уголовная ответственность вместо административной (по ст. 14.1 КоАП РФ) наступает в том случае, если совершенное деяние по своему характеру носит большую общественную опасность, чем формальный проступок со стороны субъекта предпринимательской деятельности: т.е. в том случае, если в нарушение установленных законом требований извлекается доход в крупном размере или причиняется ущерб гражданам, организациям или государству.

Данное преступление влечет за собой 3 возможных вида ответственности: штраф в размере до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или дохода осужденного за период до двух лет; обязательные работы на срок до 480 часов; арест на срок до 6 месяцев.

Часть 2 ст. 171 УК РФ содержит квалифицирующие признаки данного состава преступления: совершение организованной группой и извлечение дохода в особо крупном размере.

При этом под предпринимательской деятельностью с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), понимается занятие определенным видом предпринимательской деятельности на основании специального разрешения (лицензии) лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, установленные положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, выполнение которых обязательно при ее осуществлении.

То есть, критериями отграничения административного правонарушения от преступления являются именно размеры причиненного содеянным ущерба и извлеченного виновным дохода.

Такая позиция также содержится в определении Конституционного Суда РФ от 10.10.2019 № 2685-О.

Из материалов дела следует, что сторона защиты усматривает нарушение конституционных прав в том, что отсутствует прямое указание на уголовно-правовой запрет осуществлять без специального разрешения лицензируемые виды деятельности, исчерпывающий перечень которых предусмотрен федеральным законом. Заявитель полагает, что, допуская расширительное толкование признаков закрепленного в ней состава преступления, диспозиция ст. 171 позволяет признавать уголовно наказуемой предпринимательскую деятельность не только без лицензии, но и при наличии лицензии, оформленной, однако, лишь на вид деятельности, названный в Федеральном законе о лицензировании. По мнению заявителя, при наличии лицензии, выданной на законодательно определенный вид предпринимательской деятельности в целом, несоблюдение положений о лицензировании отдельных работ, составляющих лицензируемый вид деятельности, но не указанных в лицензии, образует состав административного правонарушения.

Конституционный Суд РФ признал данную норму не противоречащей Конституции РФ, мотивировав тем, что право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, гарантированное Конституцией РФ, не является абсолютным.

Кроме того, указал, что сам по себе бланкетный характер норм (то есть для уяснения используемых терминов требуется обращение к нормативному материалу иных правовых актов) не может свидетельствовать об их неконституционности, поскольку регулятивные нормы, непосредственно закрепляющие те или иные правила поведения, не обязательно должны содержаться в том же правовом акте, что и нормы, предусматривающие юридическую ответственность за их нарушение, а потому оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона и используемых в нем формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний, а также с учетом смежных составов правонарушений.

А ст. 171 УК РФ как раз имеет бланкетный характер и отсылает к закону «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Также следует учитывать Пленум Верховного Суда Российской Федерации, который рекомендует при решении вопроса о наличии признаков предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, могут осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии); если юридическое лицо, имеющее специальную правоспособность для осуществления лишь определенных видов деятельности, занимается также иными видами деятельности, которыми оно в соответствии с учредительными документами и имеющейся лицензией заниматься не вправе, то такие действия, сопряженные с неправомерным осуществлением иных видов деятельности, должны рассматриваться как незаконная предпринимательская деятельность без регистрации либо незаконная предпринимательская деятельность без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно.

Кстати, к ответственности по ст. 171 УК РФ могут быть привлечены и в случае, в ЕГРЮЛ (ЕГРП) внесена запись о ликвидации, но деятельность продолжается.

Старший помощник прокурора округа по правовому обеспечению

Возврат к списку