Печать

Верховный Суд РФ в решении от 24.06.2019 N 74-КГ19-5 определил, кто должен доказать отсутствие вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медпомощи.

Из обстоятельств дела следует, что пациентка была госпитализирована. При обследовании у нее не был выявлен перелом правой бедренной кости. В связи с этим, истица считает, что некачественно оказанные медицинские услуги причинили ей нравственные и физические страдания.

Решениями первой и апелляционной инстанций в иске о компенсации морального вреда отказано, так как для возложения обязанности компенсировать моральный вред, причиненный ненадлежащим оказанием медицинской помощи, истцу следовало представить доказательства возникновения осложнений после диагностирования ей перелома шейки бедра, влияющих на ухудшение состояния ее здоровья в результате действий ответчика, либо необоснованного изменения ответчиком объема оказываемой медицинской помощи исходя из состояния ее здоровья, повлекшего негативные последствия для ее здоровья, либо создающих угрозу ухудшения состояния здоровья или иные последствия, нарушающие личные неимущественные права истца.

Однако, Верховный Суд РФ с выводами не согласился.

Указал, что по общему правилу необходимыми условиями для наступления гражданско-правовой ответственности за причиненный вред, в том числе моральный, являются: причинение вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда. При этом гражданское законодательство предусматривает презумпцию вины причинителя вреда: лицо, причинившее вред, освобождается от обязанности его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Применительно к спорным отношениям медицинская организация должна была доказать отсутствие своей вины в причинении вреда здоровью истца и в причинении ей морального вреда при оказании медицинской помощи.

А истец доказывает только наличие физических и нравственных страданий.

Кроме того, судебные инстанции, сделав вывод об отсутствии вины больницы, не применили к спорным отношениям положения ст. 70 Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которым лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, предоставляет информацию о состоянии его здоровья, по требованию пациента или его законного представителя приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум врачей для целей.

Судебные инстанции также не выяснили, были ли предприняты лечащим врачом все необходимые и возможные меры, в том числе предусмотренные стандартами оказания медицинской помощи, для своевременного и квалифицированного обследования пациента.

Не основано на требованиях норм материального права, определяющих порядок оказания медицинской помощи и ее качество с учетом состояния здоровья пациента, суждение суда апелляционной инстанции об отсутствии вины больницы в неоказании надлежащей медицинской помощи со ссылкой на то, что травма была получена истцом задолго до поступления в больницу, а само помещение ее в больницу было связано с чрезвычайной ситуацией в регионе (паводком) с учетом состояния здоровья ввиду множественных хронических заболеваний.

Кстати, по замечанию высокого суда и в заключении экспертизы отмечены недостатки в оказании медпомощи. Но местные суды не задали вопрос: была ли у больницы возможность правильно поставить диагноз в случае проведения всех необходимых исследований? Этот важный вопрос в суде даже не прозвучал.

Поэтому Верховный суд велел пересмотреть спор с учетом своих замечаний.

Старший помощник прокурора округа по правовому обеспечению

Возврат к списку