Печать

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ (определение от 12.08.2019 N 78-КГ19-20) рассмотрено дело о признании расторжения договора банковского вклада, сделки по выдаче и получению денежных средств ничтожными сделками, признании права на получение вклада с процентами, признании действий не повлекшими правовых последствий, договора действующим.

Истец указал, что заключенный с банком договор банковского вклада был расторгнут и денежные средства сняты другим лицом в отсутствие волеизъявления истца путем предъявления поддельной доверенности. Банк заявил, что в его договоре отсутствует запись о том, что сотрудники финансового учреждения обязаны проверять подлинность доверенности, поэтому никакой финансовой ответственности он перед клиентом не несет.

Суды первой и апелляционной инстанций в иске отказали, поскольку считали, что рассматриваемые действия не являются сделкой, кредитное учреждение не могло установить факт выдачи распоряжения неуполномоченным лицом. Однако, по мнению высшей инстанции эта позиция противоречит ст. 153 ГК, согласно которой сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Таким образом, действия злоумышленницы по снятию со счета и получению денежных средств с очевидностью повлекли изменения гражданских прав и обязанностей контрагентов этих отношений.

Кроме того, в ст. 168 ГК РФ сказано, что сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима. А ст. 167 ГК РФ говорит, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна она с момента совершения.

В нашем случае, подчеркнул Верховный суд, судом установлено, что доверенность, которую некая гражданка принесла в банк, была ничтожной по ст. 168 ГК РФ и эта бумага не повлекла возникновения полномочий у обманщицы по ст. 167 ГК РФ.

По разъяснению Верховного суда, мнение о том, что добросовестность банка является основанием для отказа истице в иске, противоречит Гражданскому кодексу (статьи 10, 168, 183).

Довод о прекращении права требования денег, отсутствии отдельного требования о признании доверенности недействительной также не согласуется со ст. 166 ГК РФ, потому как ничтожная сделка недействительна независимо от того, что ее такой признают.

Следовательно, вывод об отсутствии ответственности банка несостоятелен.

Верховный суд отменил решения по этому спору и велел пересмотреть его с учетом своих разъяснений.

Старший помощник прокурора округа по правовому обеспечению

Возврат к списку