Печать

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Нарушение прав потерпевшего послужило основанием для отмены приговора, постановленного в особом порядке

Нефтеюганским районным судом С. признана виновной по ч. 2 ст. 109 УК РФ к 1 году 6 месяцам ограничения свободы. Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Судебная коллегия при проверке материалов уголовного дела установила нарушения уголовно-процессуального закона.

В соответствии с п. 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.06.2010 № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», несоблюдение требований о разъяснении потерпевшему положений ч. 1 ст. 314 УПК РФ может служить основанием к отмене приговора, постановленного в особом порядке судебного разбирательства, если потерпевший заявит о нарушении его прав.

Из протокола судебного заседания следует, что участвующему в судебном заседании потерпевшему порядок и последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, а также положения ч. 1 ст. 314 УПК РФ не разъяснялись. Принесенные потерпевшим замечания на протокол судебного заседания судом отклонены.

Кроме того, материалы уголовного дела не содержали сведений о надлежащем извещении потерпевшего о дате и времени судебного заседания, что явилось причиной отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение.

Приговор отменен в связи с отсутствием в описательно-мотивировочной части приговора квалификации действий осужденного

Няганским городским судом Б. осужден по ч. 2 ст. 318, ст. 319 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Уголовное дело рассмотрено в порядке гл. 40 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции установил существенные нарушения уголовно-процессуального закона при постановлении приговора.

Согласно ч. 8 ст. 316 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, а также выводы суда о соблюдении условий постановления судебного решения без проведения судебного разбирательства.

Вместе с тем суд первой инстанции, изложив условия постановления приговора в особом порядке уголовного судопроизводства, перешел к разрешению вопроса о назначении Б. наказания, при этом не указал, каким образом квалифицирует его действия.

При таких обстоятельствах неясно, с каким обвинением согласился подсудимый, что поставило под сомнение выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без исследования доказательств и повлекло его отмену.

Несоблюдение уголовного закона при назначении

наказания повлекло изменение судебных решений

Советским районным судом Т. и Б. осуждены по ч. 3 ст. 30 – п. «г» ч. 4 ст. 228.1, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 11 и 10 годам 6 месяцам лишения свободы соответственно.

В качестве смягчающих обстоятельств судом признано полное признание вины, раскаяние в содеянном, отсутствие судимостей, наличие на иждивении детей. Отягчающих обстоятельств по делу не установлено.

Т. и Б. осуждены, в том числе, за неоконченное преступление (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ), санкция которого предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 20 лет лишения свободы.

В соответствии с правилами ч. 3 ст. 66 УК РФ при назначении наказания за покушение на преступление максимальное наказание не может превышать трех четвертей от размера наиболее строгого вида наказания, в данном случае 15 лет.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судом первой инстанции указанные требования закона не соблюдены.

Осужденным за данное преступление назначено 10 лет лишения свободы, тогда как за неоконченное преступление с учетом смягчающих обстоятельств им должно быть назначено наказание ниже низшего предела.

Судом апелляционной инстанции приговор изменен, наказание смягчено до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

Ханты-Мансийским районным судом М. осужден по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Гражданский иск потерпевшего о взыскании морального вреда удовлетворен частично, взыскано 250 000 руб.

М., используя пистолет, произвел выстрелы в Г., причинив телесные повреждения в виде пулевого ранения правого бедра и лица, повлекшие тяжкий вред здоровью.

Судебная коллегия по уголовным делам, соглашаясь с доводами апелляционной жалобы потерпевшего, сочла назначенное наказание чрезмерно мягким.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

При назначении наказания суд первой инстанции не в полной мере учел обстоятельства, характер, тяжесть и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, то обстоятельство, что М. совершил тяжкое преступление в период непогашенной судимости за умышленное преступление аналогичного характера, наличие в его действиях опасного рецидива преступлений.

Кроме того, гражданский иск разрешен судом без учета разумности, справедливости, степени вреда здоровью и последствий для потерпевшего, переживаний в связи с наличием тяжкого вреда здоровью, повлекшего значительную утрату зрения, необходимости проведения дальнейшего лечения.

Судом апелляционной инстанции приговор изменен, наказание усилено до 5 лет лишения свободы, в пользу потерпевшего в счет возмещения морального вреда взыскано 500 000 рублей.

Приговором Нижневартовского городского суда У. и Х. осуждены по ч. 1 ст. 186 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима каждый.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что судом не учтены правила назначения наказания, предусмотренные законом.

В соответствии с ч. 5 ст. 62 УК РФ срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке гл. 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за преступление.

Учитывая, что санкция ч. 1 ст. 186 УК РФ предусматривает наказание до 8 лет лишения свободы, суду следовало назначить не более 5 лет 4 месяцев лишения свободы.

Кроме того, смягчающим обстоятельством судом первой инстанции признана явка с повинной.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Таким образом, назначаемое осужденным наказание по ч.1 ст. 186 УК РФ не могло превышать 3 лет 6 месяцев 20 дней.

По результатам рассмотрения дела судом апелляционной инстанции приговор изменен, наказание снижено до 3 лет 3 месяцев лишения свободы.

Постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору отменено ввиду отсутствия каких-либо препятствий для его рассмотрения по существу

Белоярским городским судом возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ уголовное дело в отношении С., обвиняемого по ч. 3 ст. 260 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции счел необоснованными выводы суда первой инстанции о необходимости возвращения настоящего уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ прокурору и согласился с доводами апелляционного представления, поскольку судом первой инстанции не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

По смыслу указанных положений закона, суд призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения законного, обоснованного и справедливого решения по делу, принимать меры к устранению обстоятельств, препятствующих вынесению такого решения.

В случае выявления допущенных органами предварительного расследования процессуальных нарушений, суд вправе возвратить уголовное дело прокурору с целью приведения процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе.

Вместе с тем возвращение судом уголовного дела прокурору возможно в случаях, когда в досудебном производстве допущены такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены в судебном заседании.

Данные положения закона судом первой инстанции при вынесении постановления о возвращении уголовного дела в отношении С. не учтены.

Так, суд в своем решении сослался на то, что при выполнении требований ст. 217 УПК РФ обвиняемый С. и его защитник - адвокат Е. не были ознакомлены с резолюцией начальника ОМВД России по г. Белоярскому и явкой с повинной С.

Между тем из материалов уголовного дела следует, что после поступления уголовного дела в суд, от С. поступило ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела, и он был с ними полностью ознакомлен.

В настоящее время его защиту осуществляет адвокат Б., который также ознакомился со всеми материалами уголовного дела. Кроме того, явка с повинной также оглашалась в судебном заседании.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не усмотрел существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, не устранимых при рассмотрении дела по существу, и не позволяющих принять судебное решение, поскольку суд не учел в должной мере, что подсудимый С. и его защитник - адвокат Б. полностью ознакомились с материалами уголовного дела, а адвокат Е. уже не осуществляет защиту С.

Согласно положениям ст. 389.16 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются, в том числе несоответствие выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и если суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

При этом суд апелляционной инстанции не нашел оснований для рассмотрения уголовного дела в ином составе суда, поскольку судом было принято решение о возвращении уголовного дела прокурору по процессуальным основаниям без вхождения в обсуждение существа предъявленного С. обвинения.

По указанным основаниям постановление отменено с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии предварительных слушаний.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Неправильное применение положений ч. 5 ст. 69 УК РФ повлекло изменение

приговора и направление уголовного дела на судебное рассмотрение

в порядке п. 10 ст. 397 УПК РФ

Нижневартовским городским судом Б., ранее неоднократно судимый, в т.ч. в последний раз приговором от 10.05.2016, осужден по п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 161, п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы за каждое преступление, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 3 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 17.07.2015, окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Причиной изменения приговора в отношении Б. явилось неправильное применение положений ч. 5 ст. 69 УК РФ при назначении осужденному окончательного наказания, при определении которого повторно присоединено наказание по приговору от 17.07.2015 и не учтено назначенное наказание по отсутствующему в материалах дела приговору этого же суда от 10.05.2016, которым Б. уже был осужден по ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 161, ч. 2, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы с учетом приговора от 17.07.2015.

В связи с чем, кассационной инстанцией из приговора исключено применение ч. 5 ст. 69 УК РФ, уголовное дело направлено на судебное рассмотрение в порядке п. 10 ст. 397 УПК РФ для рассмотрения вопроса об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров.

Приговор изменен в связи с необоснованным признанием в действиях

осужденного рецидива преступлений и неверным определением

режима отбывания наказания

Приговором Няганского городского суда Г. осужден по ч.2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ – к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев, с отбыванием наказания в колонии особого режима.

Апелляционным определением суда ХМАО-Югры приговор изменен, исключено осуждение Г. за незаконное приобретение наркотического средства в крупном размере, наказание смягчено до 3 лет 11 месяцев лишения свободы, по ч. 5 ст. 69 УК РФ – до 4 лет 11 месяцев лишения свободы. В остальном приговор оставлен без изменения.

С учетом внесенных в приговор изменений Г. осужден за незаконное хранение без цели сбыта 1,905 гр. производного наркотического средства («плана») в крупном размере. Преступление совершено 11.12.2015 в г. Нягани.

При назначении наказания суд установил в действиях Г. в качестве отягчающего обстоятельства рецидив преступлений, который в соответствии с п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ признал особо опасным, исходя из того, что ранее он дважды был судим за совершение тяжких преступлений (ч. 3 ст. 158 УК РФ) к реальному лишению свободы по приговорам от 13.09.2012 и 22.01.2013.

Между тем окончательное наказание по приговору от 22.01.2013 Г. было назначено по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, т.е. по совокупности преступлений с учетом наказания по приговору от 13.09.2012.

В связи с этим Г. по указанным приговорам имеет только одну судимость за тяжкие преступления, срок погашения которой исчисляется с 15.04.2014 с момента его условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. Также он осужден за совершение тяжкого преступления последним приговором от 02.08.2016.

В соответствии с п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ рецидив признается опасным при совершении лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

В связи с чем, в действиях Г. в соответствии с п. «б» ч.2 ст.18 УК РФ имеет место опасный рецидив преступлений и местом отбывания наказания в соответствии с п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ ему должна быть назначена исправительная колония строгого режима.

Кроме того, судимость Г. по приговору мирового судьи от 18.06.2012 по ч. 3 ст. 327 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 5% заработка в доход государства погашена в установленном п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ порядке - по истечении одного года после отбытия наказания, т.е. 15.04.2015 (условно-досрочно освобожден 15.04.2014) и суд не вправе был указывать ее во вводной части приговора, поскольку преступление по обжалуемому приговору совершено 11.12.2015.

При таких обстоятельствах кассационной инстанцией из приговора исключено указание суда о наличии данной судимости, признание в действиях особо опасного рецидива преступлений, установлен опасный рецидив, снижено наказание, местом отбывания лишения свободы определена колония строгого режима.

Отягчающее обстоятельство исключено из приговора,

поскольку надлежащим образом судом не мотивировано

Мегионским городским судом Ф. осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. В апелляционном порядке судебное решение не обжаловалось.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемой с предъявленным обвинением.

Согласно требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ при назначении наказания суд должен учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

В нарушение требований закона в приговоре не приведено убедительных мотивов, по которым суд пришел к выводу о признании отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Суд не принял во внимание обстоятельства преступления, не мотивировал влияние состояния опьянения на поведение Ф. при совершении преступления.

Указанное нарушение закона является существенным, повлиявшим на исход дела. Поэтому данное отягчающее обстоятельство из приговора исключено, а назначенное наказание снижено.

По аналогичным основаниям, в связи с не приведением в приговорах убедительных мотивов признания отягчающего обстоятельства – совершения преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, президиумом суда округа снижено наказание Т., осужденному Югорским районным судом по ч. 3 ст. 105 УК РФ, Ж. – Нижневартовским городским судом по п. «в» ч. 2 ст. 158, п.п. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, М. – Березовским районным судом по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Судебное решение признано незаконным в связи с незаконным

возложением обязанности по охране жилища и имущества

осужденного на неуполномоченный орган

Приговором Нижневартовского городского суда И. осужден по ч.4 ст.111, ч.1 ст.318 УК РФ, с применением ч.3 ст.69 УК РФ, к 9 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии особого режима.

Отбывая наказание, осужденный обратился в Нижневартовский городской суд с ходатайством о принятии мер по охране его жилища и находящегося в нем имущества, оставшихся без присмотра.

Постановлением суда ходатайство осужденного удовлетворено, приняты меры по охране жилища осужденного И., однокомнатной квартиры, а также находящегося в этом жилище имущества, оставшихся без присмотра. Данная обязанность возложена на отдел судебных приставов по г. Нижневартовску и Нижневартовскому району.

В апелляционном порядке постановление суда не обжаловалось.

В кассационной жалобе представитель службы судебных приставов просил постановление суда отменить, указывая на то, что служба судебных приставов не была извещена о судебном заседании, проведенном Нижневартовским городским судом. Осужденный просил возложить обязанность по охране жилища и имущества на А., однако суд не известил А. и принял решение без учета мнения А. Федеральным законом «Об исполнительном производстве» и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не предусмотрена обязанность по охране жилища и имущества осужденных службой судебных приставов.

Рассмотрев представленные материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум пришел к выводу об отмене принятого судом первой инстанции решения.

В соответствии с ч.2 ст. 313 УПК РФ при наличии у осужденного имущества или жилища, остающихся без присмотра, суд одновременно с постановлением приговора выносит определение или постановление о принятии мер по их охране.

Согласно положениям ч.4 ст. 313 УПК РФ, если судом при постановлении приговора не был разрешен вопрос об охране имущества осужденного, оставшегося без присмотра, суд вправе разрешить данный вопрос по ходатайству заинтересованных лиц и после провозглашения приговора.

Как следует из материалов дела, осужденному И. на праве собственности принадлежит однокомнатная квартира, расположенная по адресу …, что подтверждается выпиской из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

При постановлении приговора И. вопрос о принятии мер по охране его жилища и имущества, находящегося в нем, судом не разрешен.

Суд, рассмотрев ходатайство осужденного в соответствии с указанными требованиями закона и в порядке исполнения приговора, предусмотренного ст.ст. 397-399 УПК РФ, вынес обжалуемое постановление о возложении обязанности по охране жилища и имущества на отдел судебных приставов по г. Нижневартовску и Нижневартовскому району, но не привел в постановлении законных оснований, по которым служба судебных приставов обязана охранять жилище и имущество осужденного к лишению свободы.

Вопрос о возможности возложения указанной обязанности на иные органы судом не рассматривался.

В ст. 12 Федерального закона РФ «Об исполнительном производстве» приведен перечень документов, являющихся исполнительными.

Постановление суда об обеспечении сохранности жилища осужденного по приговору суда к лишению свободы и имущества, находящегося в нем, в указанный перечень не включено и не соответствует требованиям, предъявляемым к исполнительным документам.

Таким образом, Федеральная служба судебных приставов России не обладает полномочиями по охране жилища осужденного и имущества, находящегося в нем, и суд необоснованно возложил обязанность по обеспечению сохранности жилища осужденного И. на орган, не наделенный такими полномочиями.

Кассационной инстанцией постановление суда признано вынесенным с существенными нарушениями требований закона, отменено с передачей ходатайства осужденного И. о принятии мер по охране его жилища на новое судебное рассмотрение.

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

В КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ (других регионов)

Постановлением Первореченского районного суда г. Владивостока С., ранее судимому 26.02.2015 по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, осужденному приговором этого же суда от 25.06.2015 по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года 8 месяцев, отказано в удовлетворении ходатайства о применении акта об амнистии.

Апелляционным постановлением судьи Приморского краевого суда от 13.12.2016 указанное постановление отменено, на основании п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 № 6576-6ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» С. от назначенного наказания по приговору от 25.06.2015 освобожден со снятием судимости.

Президиум Приморского краевого суда счел обоснованными доводы кассационного представления заместителя прокурора Приморского края об отмене апелляционного постановления ввиду ошибочности выводов суда апелляционной инстанции о возможности применения в отношении С., поскольку он является злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.

Решение о применении к осужденному акта об амнистии апелляционной инстанцией мотивировано тем, что факт совершения осужденным С. нового преступления во время испытательного срока, как необходимый признак для установления лица злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания установлен приговором от 25.06.2015, вынесенным после вступления в законную силу Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от 24.04.2015, в связи с чем, по мнению суда апелляционной инстанции осужденного нельзя признать злостным нарушителем порядка отбывания наказания.

Вместе с тем судьей вышестоящего суда ошибочно сделана ссылка на норму, необходимую к применению при рассмотрении вопроса об освобождении от наказания в связи с актом об амнистии в отношении предыдущего приговора, т.е. приговора Первореченского районного суда г. Владивостока Приморского края от 26.02.2015.

Однако данным приговором С. осужден за совершение преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, входящего в перечень преступлений, установленных п.п.2 п. 13 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», совершение которых влечет невозможность применения данного постановления.

Осужденный С. при этом обратился в суд с ходатайством о применении акта об амнистии к наказанию по приговору Первореченского районного судом г. Владивостока от 25.06.2015, преступление по которому совершено 26.03.2015, т.е. до вступления в законную силу Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

В соответствии с п.п.6 п.13 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от 24.04.2015 действие настоящего постановления не распространяется на осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания.

Согласно п.п.5 п.19 злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания при применении акта об амнистии являются осужденные, совершившие умышленное преступление в течение установленного судом испытательного срока.

С. совершил преступление по приговору от 25.06.2015 – 26.03.2015, т.е. в период испытательного срока, установленного приговором от 26.02.2015. Однако суд апелляционной инстанции при принятии решения об освобождении С. от назначенного наказания, не учел положения вышеуказанной нормы закона.

В соответствии с требованиями ст.401.6 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, постановления по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, допускается по представлению прокурора в срок, не превышающий одного года со дня вступления приговора в законную силу, если в ходе судебного заседания допущены нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Учитывая, что установленный законом срок для ухудшения положения осужденного не истёк, суд кассационной инстанции в соответствии с п.4 ч.1 ст.401.14 УПК РФ счел необходимым апелляционное постановление отменить, направив материалы на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление от 03.04.2017

№ 44У-68/2017 4У-514/2017

ПРАКТИКА ВЫНЕСЕНИЯ

РЕАБИЛИТИРУЮЩИХ РЕШЕНИЙ

Приговором Сургутского районного суда К.А. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотрен-ного п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ.

К. обвинялся в том, что, являясь участковым уполномоченным полиции, установил факт совершения К.С. правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.12.7 КоАП РФ. Находясь возле дома К.С., не имея законных оснований для применения личного травматического огнестрельного оружия, в момент, когда К.С. не оказывал сопротивления и никакой угрозы для жизни и здоровья К.А. не представлял, обвиняемый произвел по уходящему от него К.С. три выстрела в область головы, туловища и конечностей, причинив телесные повреждения, повлекшие вред здоровью средней тяжести.

На основании представленных сторонами доказательств суд пришел к выводу о невиновности К.А. в совершенном преступления и счел, что он действовал в состоянии необходимой обороны, защищая свою жизнь и здоровье, а также жизнь и здоровье других лиц. Судом установлено, что потерпевший К.С. в момент встречи с участковым находился в возбужденном состоянии, требовал от свидетеля Б. передать ему ружье, взял в руки лопату, которой пытался ударить К.А.

При этом судом признан недопустимым доказательством протокол осмотра места происшествия, поскольку до начала его проведения свидетели Б. и Г. обнаружили и изъяли с места фактического нахождения две гильзы и пулю, которые впоследствии по предложению следователя вновь разложили на места их обнаружения. При этом в протоколе эти сведения не отражены, фиксация момента размещения гильз и пули не производилась.

Также судом исключены из числа доказательств протоколы проверки показаний на месте и следственного эксперимента с участием свидетеля Б., поскольку в них не отражено, что одна из гильз была обнаружена свидетелем Г., а измерительные расчеты до мест обнаружения гильз и пули производились без выкладывания самих предметов либо их статистических аналогов.

С учетом признания доказательств недопустимыми, суд поставил под сомнение выводы судебных экспертиз об обстоятельствах получения ранений потерпевшим.

Возврат к списку