Печать

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

ВО ВТОРОЙ ИНСТАНЦИИ (других регионов)

Постановлением Индустриального районного суда г. Перми отклонены доводы апелляционной жалобы С. на приговор мирового судьи судебного участка № 5 Индустриального судебного района г. Перми, которым он признан виновным в совершении 14 преступлений, предусмотренных ст. 322.3 УК РФ, к штрафу в размере 100 000 руб. за каждое преступление, на основании ч.2 ст. 69 УК РФ окончательно назначен штраф 150 000 руб. С. признан виновным в совершении 14 фиктивных постановок на учет иностранных граждан по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

В апелляционной жалобе осужденный считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. Полагает, что письменное объяснение, в котором он добровольно сообщил сотруднику полиции обстоятельства и мотивы совершения преступлений, является явкой с повинной, которое суд не учел как смягчающее обстоятельство при назначении наказания. Кроме того, его показания на стадии дознания свидетельствуют об активном способствовании раскрытию и расследованию преступлений.

Просит суд признать в качестве смягчающих наказание обстоятельств: явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, совершение преступления впервые и небольшой тяжести, признание семьи малоимущей. Полагает возможным уменьшить размер штрафа за каждое преступление и по их совокупности.

В обоснование принятого решения суд апелляционной инстанции указал, что мировым судьей правильно установлены фактические обстоятельства совершенных С. преступлений, его действия квалифицированы верно, наказание назначено справедливое в соответствии с требованиями уголовного закона.

При назначении наказания суд первой инстанции в соответствии со ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, определяемых категорией небольшой тяжести; данные о личности подсудимого, по месту жительства и работы характеризующегося положительно, его материальное положение. В том числе, судом учтено и наличие смягчающих наказание обстоятельств, таких как раскаяние, признание вины, отсутствие отягчающих обстоятельств.

С. назначено минимальное наказание, предусмотренное санкцией ст. 322.3 УК РФ.

Под явкой с повинной, которая в силу пункта «и» ч.1 ст. 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание, следует понимать добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде.

Из материалов уголовного дела следует, что оно было возбуждено на основании сообщения о преступлении, совершенном С., и материала проверки.

Таким образом, не может признаваться добровольным заявление С. о преступлении, сделанное в связи с отобранием у него объяснений при проведении указанной проверки.

Признание С. своей вины в совершении преступлений учтено судом первой инстанции в качестве иного смягчающего обстоятельства в порядке ч. 2 ст. 61 УК РФ.

Не нашел своего подтверждения довод осужденного об активном способствовании раскрытию и расследованию преступления, поскольку активное способствование раскрытию и расследованию преступления следует учитывать в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, если лицо о совершенном с его участием преступлении либо о своей роли в преступлении представило органам дознания или следствия информацию, имеющую значение для раскрытия и расследования преступления (например, указало лиц, участвовавших в совершении преступления, сообщило их данные и место нахождения, сведения, подтверждающие их участие в совершении преступления, а также указало лиц, которые могут дать свидетельские показания, лиц, которые приобрели похищенное имущество; указало место сокрытия похищенного, место нахождения орудий преступления, иных предметов и документов, которые могут служить средствами обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела).

В своем объяснении С. сообщил информацию, которая уже была известна органам следствия, в частности: указал место, где произошло преступление, лиц, участвовавших в совершении преступления.

С учетом того, что С. совершил преступление в условиях очевидности, был изобличен совокупностью доказательств: показаниями свидетелей, сведениями о регистрации лиц по указанному адресу, оснований для вывода о том, что он активно способствовал раскрытию преступления, нет. Не пришел к этому выводу и суд первой инстанции, не установив, что С. именно активно, как того требует уголовный закон, способствовал расследованию преступлений.

Мировым судьей правильно применено частичное сложение наказаний по совокупности преступлений, что соответствует требованиям ч.2 ст. 69 УК РФ. Оснований для применения ст. 64 УК РФ суд первой инстанции не усмотрел, не усмотрел таковых и суд апелляционной инстанции. Судом первой инстанции достаточно полно мотивировано отсутствие оснований для назначения наказания ниже низшего предела.

(Апелляционное постановление Индустриального районного суда г. Перми от 16.11.2016 по делу № 10-92/2016)

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Нарушения уголовно-процессуального закона повлекли отмену приговоров и направление уголовных дел на новое рассмотрение

Приговором Сургутского городского суда Б. осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ к наказанию в виде условного лишения свободы.

Б. судом первой инстанции признан виновным в умышленном незаконном хранении боеприпасов времен Великой Отечественной Войны. Уголовное дело рассмотрено в порядке гл. 40 УПК РФ.

Суд округа при проверке приговора выявил нарушения уголовно-процессуального закона.

В соответствии с требованиями ст. 314 УПК РФ основанием применения особого порядка принятия судебного решения является ходатайство обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовному делу о преступлениях, наказание за которое, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы, при наличии согласия государственного обвинителя и потерпевшего. Ходатайство обвиняемого должно быть заявлено добровольно и после проведения консультации с защитником.

Вышеприведенные нормы закона в их совокупности предполагают обязанность суда проверить собранные по делу доказательства, добровольность волеизъявления подсудимого, получить согласие государственного обвинителя и потерпевшего, создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В противном случае суд должен прекратить особый порядок и назначить рассмотрение уголовного дела в общем порядке.

Органом дознания Б. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ – незаконные приобретение, хранение и перевозка боеприпасов. Судом первой инстанции он осуждён лишь за незаконное хранение боеприпасов, два других квалифицирующих признака, указанные в обвинении, исключены из объема предъявленного обвинения.

Однако решение вопроса об исключении указанных квалифицирующих признаков требует исследования и оценки доказательств, собранных по уголовному делу, что при рассмотрении дела в особом порядке невозможно.

Кроме того, подсудимый согласился с предъявленным обвинением и ходатайствовал о постановлении приговора в особом порядке. Вместе с тем Б. заявлял об отсутствии умысла на совершение противоправных действий, поскольку был уверен в непригодности изъятых у него патронов, тем самым утверждая об отсутствии в его действиях состава преступления.

Учитывая приведенные обстоятельства, у судебной коллегии по уголовным делам возникли обоснованные сомнения в том, что при рассмотрении уголовного дела суд первой инстанции надлежащим образом не удостоверился в осознанности заявленного Б. ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке.

Приговор суда отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговором Октябрьского районного суда К. и Г. осуждены по п. «г» ч. 4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы.

К. признан виновным в незаконном сбыте наркотических средств Л. Кроме того, К. и Г. покушались на сбыт наркотических средств Б. и М. Также они тайно похитили имущество, принадлежащее А.

Суд апелляционной инстанции при проверке приговора установил нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч.1 ст.63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в рассмотрении данного уголовного дела в суде второй инстанции или в порядке надзора, а равно участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой или второй инстанции либо в порядке надзора в случае отмены вынесенных с его участием приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела.

Согласно ч.2 ст.63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого уголовного дела в суде первой инстанции или в порядке надзора, а равно в новом рассмотрении того же дела в суде второй инстанции после отмены приговора, определения, постановления, вынесенного с его участием.

В постановлениях Конституционного Суда РФ от 02.07.1998 №20-П, 23.03.1999 №5-П и 17.06.2008 №733-О-П сформулирована правовая позиция, согласно которой недопустимо повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела, если это связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу. Сделанные судьей в ранее вынесенном процессуальном решении выводы относительно наличия или отсутствия события преступления, виновности лица в его совершении, достаточности собранных доказательств, по иным вопросам, которые могут стать предметом дальнейшего судебного разбирательства, могут определенным образом связывать судью при принятии по этим вопросам соответствующих итоговых решений.

Судебная коллегия по уголовным делам, отменяя судебное решение, указала, что председательствующий судья, вынесший приговор, не вправе был рассматривать уголовное дело по существу, поскольку ранее вынес приговор в отношении Л. по факту приобретения наркотического средства у подсудимого К., что является нарушением закона.

Приговор изменен в связи с неверной квалификацией действий подсудимого

Приговором Когалымского городского суда А. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы.

А. признан виновным в том, что, находясь в помещении банка, оттолкнул от банкомата ранее незнакомую К. и при помощи банковской карты открыто похитил денежные средства в размере 75 000 рублей.

Действия А. квалифицированы как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор, исключив квалифицирующий признак – применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, по следующим основаниям.

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, понимается причинение побоев или иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли либо с ограничением свободы. Ограничивающими свободу могут быть признаны действия по связыванию рук, применение наручников, оставление лица в закрытом помещении и иные действия, служащие средством для завладения имуществом и применяющиеся с целью лишить потерпевшего желания и возможности противодействовать открытому хищению.

Из материалов уголовного дела следует, что А., отталкивая К. от банкомата во время открытого хищения денежных средств, не причинил ей какой - либо физической боли и не ограничил ее свободы. Данные обстоятельства не могут расцениваться как причинение со стороны А. насилия, не опасного для здоровья, о котором идет речь в п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

При таких обстоятельствах решение судебной коллегии по уголовным делам является обоснованным.

Нарушения уголовного закона при назначении наказания явились основанием для отмены судебного решения

Приговором Сургутского районного суда З. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы, п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ к 4 годам 4 месяцам обязательных работ, п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор в связи с нарушениями уголовного закона при назначении наказания.

Так, признав З. виновным по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, суд назначил ему наказание в виде обязательных работ, тогда как санкцией указанной статьи данный вид наказания не предусмотрен.

Кроме того, судом допущены нарушения при назначении наказания по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ. С учетом того, что уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, наказание по данной статье не может превышать 6 лет 8 месяцев лишения свободы, однако судом назначено 7 лет, что является нарушением ч. 5 ст. 62 УК РФ.

Учитывая, что допущенные судом нарушения являются существенными, приговор отменен, материалы уголовного дела направлены на новое судебное рассмотрение.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Судебные решения отменены ввиду существенных

нарушений уголовно-процессуального закона

Приговором Лангепасского городского суда М. оправдан по обвинению в совершении шести преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деяниях состава преступления.

Этим же приговором он осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении К.) к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Апелляционным определением приговор изменен, наказание М. усилено до 3 лет лишения свободы со штрафом в размере 500 000 руб. В части оправдания по обвинению в совершении 6 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

М. осужден за покушение на мошенничество, т.е. хищение чужого имущества К. путем обмана, совершенное в особо крупном размере.

Согласно п.1 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В нарушение указанных требований закона суд в приговоре не привел описание преступного деяния, признанного доказанным, не установил сумму денежных средств, которую М. пытался похитить у потерпевшей К.

Как следует из приговора, органом расследования М. обвинялся в том, что имея долговую расписку на имя К. на сумму 150 000 руб. от 19.06.2008, заведомо зная, что К. по указанной долговой расписке в долг получила меньшую сумму, в августе 2011 года с целью хищения денежных средств путем обмана обратился в Лангепасский городской с исковым заявлением к К. о взыскании с неё суммы основного долга в размере 150 000 руб., процентов по нему за период просрочки долга, а также расходов по уплате госпошлины, т.е. сообщил суду ложные сведения о размере долга. 24.08.2011 суд вынес решение о взыскании с К. в пользу М. денежных средств в сумме 1 563 437 руб., но поскольку судебное решение не было исполнено, М. не довел свой преступный умысел до конца.

В тоже время из анализа исследованных судом доказательств установлено, что потерпевшая К. взяла у М. в долг 70 000 руб. и не вернула.

Следовательно, часть денежных средств из суммы предполагаемого ущерба М. пытался вернуть на законных основаниях, поскольку у К. имелись перед ним долговые обязательства, но в меньшем размере.

Эта часть денежных средств судом не установлена, а, следовательно, не установлена и сумма денежных средств, на похищение которой был направлен умысел М.

Данное нарушение закона является существенным, повлиявшим на исход дела, так как от суммы причиненного ущерба зависит юридическая квалификация действий М. и размер наказания.

Суд апелляционной инстанции не дал оценки указанным нарушениям закона и усилил наказание М. без достаточных на то законных оснований при том, что потерпевшая К. и государственный обвинитель приговор в части наказания не обжаловали.

Наказание М. было усилено по жалобе адвоката Ш., представляющего интересы С., признанного потерпевшим по данному уголовному делу по преступлению, в совершении которого М. был оправдан.

В связи с этим приговор в части осуждения М. по ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ и апелляционное определение судебной коллегии в части усиления наказания М. по данному преступлению отменены с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

В тоже время доводы, изложенные в кассационной жалобе, о незаконности апелляционного определения в части отмены оправдательного приговора в отношении М. признаны не состоятельными.

Суд в апелляционном определении привел правовые основания незаконности приговора в части оправдания М. по инкриминированным ему преступлениям и мотивировал свои выводы.

Нарушений закона, влекущих отмену или изменение апелляционного определения в этой части, не установлено.

Из приговора исключено отягчающее обстоятельство -

совершение преступления в состоянии опьянения

Приговором Югорского районного суда К. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В апелляционном порядке приговор оставлен без изменения.

В соответствии с п. 4 ст. 307 УПК РФ обвинительный приговор должен содержать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания.

Согласно ч. 1.1 ст. 63 УК РФ судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

При назначении наказания К. суд признал отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, однако в описательно-мотивировочной части приговора не привел убедительных мотивов, по которым пришел к такому выводу. Суд не принял во внимание обстоятельства преступлений, не мотивировал влияние состояния опьянения на поведение К. при совершении этих преступлений. Данное нарушение закона является существенным, повлиявшим на исход дела. В связи с этим указанное отягчающее обстоятельство кассационной инстанцией исключено из приговора, наказание снижено с учетом требований ч. 1 ст. 62 УК РФ, т.е. наличия смягчающего обстоятельства – явки с повинной при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств.

Кроме того, суд, решая вопрос об исчислении срока наказания, назначенного К., в нарушение п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ установил датой начала отбывания наказания день фактического его задержания, тогда как следовало его исчислять со дня вынесения приговора с зачетом времени пребывания К. под стражей с момента задержания. В данной части приговор также изменен.

По аналогичным основаниям, в связи с не приведением в приговоре убедительных мотивов признания отягчающего обстоятельства – совершения преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, президиумом суда округа снижено наказание П., осужденному Пыть-Яхским городским судом по ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ.

Приговор изменен в связи с превышением установленного законом размера наказания

Приговором мирового судьи Лангепасского судебного района П. осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к 300 часам обязательных работ, ч. 1 ст. 119 УК РФ – к 400 часам обязательных работ, с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ - к 600 часам обязательных работ. На основании ч. 5 ст. 69, ч. 2 ст. 72 УК РФ окончательно назначено 2 года 7 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. В апелляционном порядке приговор оставлен без изменения.

В соответствии с ч. 2 ст. 49 УК РФ обязательные работы устанавливаются на срок от 60 до 480 часов и отбываются не свыше 4 часов в день.

Окончательное наказание в виде обязательных работ, назначенное по совокупности преступлений или по совокупности приговоров, не может превышать предельные сроки, установленные ч. 2 ст. 49 УК РФ, а именно 480 часов.

В нарушение указанных требований закона мировой судья на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначил П. 600 часов обязательных работ, т.е. с превышением установленного ч. 2 ст. 49 УК РФ размера наказания.

В связи с этим П. снижен размер наказания, назначенный по совокупности преступлений, до 450 часов обязательных работ, и смягчено наказание, назначенное по совокупности приговоров.

Дополнительное наказание исключено из приговора, поскольку надлежащим образом судом не мотивировано

Приговором Югорского районного суда А. осужден по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 40 000 руб. с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В апелляционном порядке приговор оставлен без изменения.

А. признан виновным в незаконном сбыте и в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенных с использованием сети «Интернет» в крупном размере. Преступления А. совершены в период с 2013 по 2014 г.г.

Согласно ч. 4 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать мотивы решения всех вопросов, в том числе относящихся к назначению уголовного наказания.

В соответствии с п. 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» при назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительных наказаний по усмотрению суда, в приговоре следует указать основания их применения с приведением соответствующих мотивов.

В соответствии с санкцией ч. 4 ст. 228.1 УК РФ назначение дополнительного наказания в виде штрафа не является обязательным, возможность его применения предусматривалась в качестве альтернативы по усмотрению суда.

Между тем суд первой инстанции, назначив А. дополнительное наказание в виде штрафа, не мотивировал принятое решение, что повлекло исключение его из приговора.

Ненадлежащее извещение обвиняемого, содержащегося под стражей, о дате, времени и месте судебного разбирательства повлекло отмену постановления суда

Няганским городским судом Т., обвиняемому по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, продлен срок содержания под стражей. Апелляционным постановлением судебное решение оставлено без изменения.

Как следует из материала, суд рассмотрел ходатайство следователя о продлении Т. срока содержания под стражей в отсутствие обвиняемого. При этом суд, принимая данное решение, сослался на ч. 13 ст. 109 УПК РФ, указав, что Т. ко дню судебного заседания этапом в ИВС г. Нягани не доставлен.

Вместе с тем общие правила принятия судом решений о мере пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей, установленные ст. ст. 108, 109 УПК РФ, предусматривают, что соответствующее решение принимается в ходе судебного заседания, проводимого с участием подозреваемого или обвиняемого, его защитника и прокурора.

В соответствии с ч. 13 ст. 109 УПК РФ не допускается рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого в его отсутствие, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами.

Необходимость обеспечения лицу, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, права на участие в процедуре принятия судом решения о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу находит свое подтверждение также в п. 16 ч. 4 ст. 47 УПК РФ и прямо следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, высказанной в постановлении от 25.03.2005 № 4-П.

Между тем обвиняемый Т. не был уведомлен о дате, месте и времени рассмотрения ходатайства следователя о продлении ему срока содержания под стражей и не принимал участия в рассмотрении данного вопроса. Назначенный судом защитник возражал против рассмотрения ходатайства в отсутствие Т.

При рассмотрении ходатайства следователя суд, ограничившись сообщением начальника ИВС ОМВД России по г. Нягани о неэтапировании обвиняемого, не выяснил причины, по которым Т. не был доставлен в ИВС и не рассмотрел вопрос о том, имеются ли обстоятельства, исключающие возможность доставления его в суд.

Кроме того, участие защитника в судебном заседании, не является основанием для ограничения права обвиняемого на участие в судебном разбирательстве при решении вопроса о продлении ему срока содержания под стражей. При таких обстоятельствах судебные решения отменены, материал направлен на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Не указание судом срока наложения ареста повлекло

отмену судебного решения

Нефтеюганским районным судом удовлетворено ходатайство следователя о наложении ареста на административное здание с торговыми помещениями, расположенное в г. Нефтеюганске с запретом В. совершать сделки с указанным имуществом и распоряжаться им, а Управлению Росреестра по ХМАО-Югре осуществлять государственную регистрацию сделок с указанным имуществом. В апелляционном порядке постановление суда оставлено без изменения.

Согласно ч. 1 ст. 115 УК РФ арест налагается на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

Судебные инстанции правильно пришли к выводу о необходимости наложения ареста на имущества В., который согласно материалам, являясь подозреваемым по уголовному делу, предпринимал действия, направленные на отчуждение указанного имущества до принятия решения о наложении ареста.

Вместе с тем в соответствии с ч. 3 ст. 115 УПК РФ при решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом и указать срок, на который налагается арест, с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд.

Как видно из судебных решений, вопреки указанным требованиям закона, суд при удовлетворении ходатайства следователя в отношении имущества В. не указал срок, на который налагается арест на указанное имущество.

Данное нарушение является существенным, повлиявшим на исход дела, и повлекло отмену судебных решений на новое судебное разбирательство.

Постановление суда отменено, в связи с необоснованным возвращением прокурору уголовного дела в порядке

ст. 237 УПК РФ

Постановлением мирового судьи судебного участка № 2 Березовского судебного района ХМАО-Югры прекращено уголовное дело в отношении Ш., обвиняемой по ч.1 ст.116 УК РФ ( в редакции ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ), на основании ч.2 ст.24 УПК РФ.

Березовским районным судом постановление мирового судьи отменено, уголовное дело возвращено прокурору Березовского района на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ для устранения недостатков.

Органом расследования Ш. обвиняется в умышленном нанесении своей несовершеннолетней дочери не менее двух ударов ладонью по лицу и голове, повлекших физическую боль.

Действия Ш. были квалифицированы как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.

Мировой судья прекратил уголовное дело в отношении Ш., мотивируя свое решение тем, что Федеральным законом от 03.07.2016 г. № 326-ФЗ в ст.116 УК РФ были внесены изменения, согласно которым совершенное Ш. деяние отнесено к административному правонарушению, поэтому в силу ст.10 УК РФ в её действиях отсутствует состав преступления.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами мирового судьи, отменил постановление судьи и направил дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения по существу на том основании, что совершенное Ш. деяние не декриминализовано, поэтому органу расследования надлежит квалифицировать его по ст.116 УК РФ в новой редакции.

Президиум суда округа признал обоснованными доводы кассационного представления прокуратуры округа о незаконности принятого решения и отменил судебное постановление, направив материалы уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч.1 ст.10 УК РФ уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Суд апелляционной инстанции при вынесении обжалуемого постановления не учел указанные выше требования закона.

Согласно Федеральному закону от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и УПК РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» ст.116 УК РФ изложена в новой редакции, согласно которой деяние, инкриминированное Ш., не декриминализовано, а наказание за его совершение усилено.

Данный Федеральный закон вступил в законную силу с 15.07.2016 и согласно ст.10 УК РФ обратной силы не имеет.

При таких обстоятельствах у суда не имелось законных оснований для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку органом расследования действия Ш. были квалифицированы правильно - в редакции закона, действующего во время совершения преступления.

ПРАКТИКА ЧАСТИЧНОГО ПРЕКРАЩЕНИЯ СУДАМИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПО РЕАБИЛИТИРУЮЩИМ СНОВАНИЯМ

Нижневартовским городским судом М. оправдан за отсутствием события преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, ч.2 ст.162 УК РФ, осужден по ч.1 ст.223, ч.1 ст.222, ч.2 ст.162 и ч.4 ст.166 УК РФ. Приговор обжалован стороной защиты, апелляционной инстанцией оставлен без изменения и вступил в законную силу.

Органом следствия М. обвинялся в том, что с целью совершения разбойного нападения угнал автомашину, принадлежащую П., прибыл на ней к АЗС ООО «З…» и стал наблюдать за окружающей обстановкой. Затем М. зашел в помещение АЗС, осмотрел место предполагаемого нападения. После этого обвиняемый стал ждать удобного момента для совершения преступления, но был задержан сотрудниками полиции.

Свое решение об оправдании суд мотивировал тем, что единственным доказательством, подтверждающим факт совершения вмененного преступления, являются показания М. на предварительном следствии, которые в судебном заседании он не подтвердил. Кроме того, сотрудниками полиции он был задержан не в связи с приготовлением к разбойному нападению, а в связи с ранее совершенным разбойным нападением и угоном автомашины П. С выводами суда следует согласиться.

Нижневартовским городским судом С. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.174.1 УК РФ, Х. - ч.1 ст.174.1 УК РФ, осуждены по ч.3 ст.30, п.п. «а», «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Органом предварительного следствия С. и Х. обвинялись в том, что действуя в составе организованной группы, совершили незаконный сбыт наркотических средств, а также незаконные финансовые операции с денежными средствами, полученными в результате совершения преступлений. Так, с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами, они переводили их со счетов платежного сервиса «Visa QIWI Wallet» на счет в банке, после чего обналичивали.

Решение суда является обоснованным, поскольку произведенные С. и Х. операции с денежными средствами, приобретенными от наркопреступлений, являются лишь частью объективной стороны сбыта наркотиков, способом совершения (конспирации) данного преступления, формой получения оплаты за сбыт наркотических средств, распоряжения ими в личных целях, которые не подпадают под действие ст.174.1 УК РФ, так как не были направлены на установление, изменение и прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей.

Ханты-Мансийским районным судом К. оправдана за непричастностью к совершению трех преступлений, предусмотренных ч.3 ст.160 УК РФ, осуждена по ч.3 ст.160 УК РФ. Приговор сторонами не обжаловался и вступил в законную силу.

Органом следствия К. обвинялась в том, что, являясь главным бухгалтером ООО «Р…», воспользовалась свободным доступом к находящимся на расчетном счете предприятия денежным средствам и похитила путем присвоения 792 394 руб., 495 075 руб. и 58 290 руб.

В судебном заседании показания К. о том, что противоправные действия совершены ей по указанию исполнительного директора Общества Л., которому она передала все деньги, не опровергнуты.

Как установлено, Л. являлся учредителем ООО «М…». Похищенные деньги проведены по договорам, заключенным с ООО «М…» от имени Х., который также пояснил, что Л. от его имени заключал указанные договоры. Выводы суда являются обоснованными.

Ханты-Мансийским районным судом Л. оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, осужден по ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Л. обвинялся в том, что вступил в предварительный сговор с А., П. и Т. на незаконный сбыт наркотических средств. Согласно распределенным ролям А. и П. должны были приобретать наркотические средства в других городах, расфасовывать их и делать «закладки». Л. выступал в роли «оператора», сообщал покупателям информацию о счетах в платежной системе «Киви», а после получении от Т. подтверждения о получении денежных средств, сообщал им о местах «закладок». Реализуя совместный преступный сговор, Т. и П. приобрели в г. Екатеринбурге наркотическое средство, привезли его в г.Ханты-Мансийск для последующего сбыта, после чего хранили в дачном домике до момента задержания.

Свое решение об оправдании Л. по приготовлению к сбыту наркотических средств в крупном размере суд мотивировал тем, что Л. не знал о приобретении другими членами преступной группы новой партии наркотических средств, на которую у них возник новый умысел. Кроме того, Л. мог не участвовать в сбыте этой партии наркотиков.

Октябрьским районным судом Д. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.156 УК РФ, осужден по п. «г» ч.4 ст.228.1 и ч.1 ст.166 УК РФ. Приговор обжалован стороной защиты, в законную силу не вступил.

Д. обвинялся в том, что не обеспечивал своих несовершеннолетних детей полноценным питанием, проживал в квартире, неприспособленной для их нормальной жизни, в антисанитарных условиях: имелись мусор и грязь, выбиты окна, требовалось проведение ремонта. Тем самым Д. создал условия, влекущие угрозу для жизни и здоровья несовершеннолетних детей, что является жестоким обращением.

Судом обоснованно указано на то, что обязательным признаком преступления, предусмотренного ст.156 УК РФ, является жестокое обращение с детьми, которое может быть выражено в нанесении побоев, угрозах расправы, глумлении, лишении пищи, воды и т.д., а также в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей). Указанные в постановлении о привлечении Д. в качестве обвиняемого действия признаков жесткого обращения не содержат.

Советским районным судом постановлен приговор в отношении С., который оправдан за отсутствием события преступлений, предусмотренных ч.3 ст.229.1 и п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, осужден по ч.2 ст.228 УК РФ. Приговор вступил в законную силу.

Органом следствия С. обвинялся в незаконном перемещении через таможенную границу РФ наркотического средства в крупном размере. Кроме того, он незаконно сбыл Щ. наркотик в значительном размере.

Свое решение суд мотивировал тем, что факт контрабанды подтверждается лишь показаниями С. в качестве подозреваемого, которому до начала допроса не было разъяснено, что он подозревается в совершении преступления, предусмотренного ст.229.1 УК РФ. Кроме того, при последующих допросах С. изменил свои показания и пояснил, что наркотики приобрел не в Украине, а в г. Екатеринбурге. По факту сбыта наркотических средств вина С. подтверждается лишь его показаниями в качестве подозреваемого, явкой с повинной, а также показаниями свидетеля Щ. на следствии. При этом С. и Щ. от своих показаний отказались. Показания свидетелей Л. и Г. суд посчитал недостоверными доказательствами, поскольку их показания являются производными от показаний С. в качестве подозреваемого, об обстоятельствах сбыта они как участники оперативных мероприятий узнали от С. и Щ., поэтому заинтересованы в исходе дела.

Уголовно-судебный отдел

прокуратуры ХМАО-Югры

Возврат к списку