Печать

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ №№ 2,3 (17,18), 2016

судебной практики рассмотрения уголовных дел

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Приговор изменен в связи с неверной юридической

оценкой действий осужденного

Нижневартовским городским судом Б. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Признавая Б. виновным в убийстве, суд установил, что он на почве личных неприязненных отношений метнул нож в строну М., попал ей в грудную клетку, чем причинил тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, в результате чего наступила смерть потерпевшей.

В соответствии с п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве» необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего – при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При квалификации действий Б. по ч. 1 ст. 105 УК РФ суд указал о многочисленности нанесенных ударов, которые являлись достаточными для лишения жизни М.

Вместе с тем из материалов уголовного дела следует, что Б. в ходе ссоры нанес только одно телесное повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью потерпевшей – проникающее колото-резаное ранение грудной клетки. Второе телесное повреждение в щечной области причинило ей легкий вред здоровью.

Наступление смерти М. после причиненного ей ранения для Б. не являлось очевидным, поскольку потерпевшая после этого продолжала высказывать в его адрес оскорбления. Б. прекратил преступные действия по своей инициативе, при наличии реальной возможности лишить М. жизни непосредственно после нанесения первого удара.

Кроме того, в ходе предварительного расследования и судебного заседания у Б. не выяснялось, с какой целью он метнул нож в потерпевшую, то есть, не установлен умысел на убийство.

Исходя из фактических обстоятельств уголовного дела, характера нанесенных потерпевшей телесных повреждений, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии у Б. умысла на лишение потерпевшей жизни и квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 111 УК РФ, по которой назначил наказание в виде 10 лет 6 месяцев лишения свободы.

Нарушение уголовно-процессуального закона

повлекло отмену приговора

Нижневартовским городским судом А. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

А. признан виновным в умышленном причинении тупой травмы живота гражданину К., повлекшей по неосторожности смерть потерпевшего.

В апелляционной жалобе защитник осужденного просил отменить приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Согласно принципу, закрепленному положениями ст. 240 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ, приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. Суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на доказательства, которые не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

Вопреки указанным требованиям суд первой инстанции, допросив подсудимого, свидетелей и эксперта, более никаких доказательств по делу не исследовал, что подтверждается протоколом судебного заседания. Не выяснив обстоятельств, подлежащих доказыванию, суд постановил приговор, в котором сослался на не оглашенные и не исследованные доказательства – протоколы явки с повинной, осмотра места происшествия, заключения экспертиз, что является нарушением предусмотренного уголовно-процессуальным законом порядка рассмотрения дела. Апелляционной инстанцией приговор в отношении А. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Отягчающее наказание обстоятельство исключено,

поскольку не мотивировано в приговоре

Нижневартовским городским судом С. осужден по ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 116, п. «в» ч. 2 ст. 115, ч. 1 ст. 119 с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия указала, что назначенное осужденному наказание является справедливым, соответствует требованиям закона.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание, судом признано совершение С. преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя. Решение суда в этой части мотивировано тем, что такое состояние снизило ситуационный контроль и способствовало совершению противоправных действий. При этом данное обстоятельство подтверждается как показаниями потерпевшей, так и самого подсудимого.

В соответствии с ч. 1.1. ст. 63 УК РФ суд, назначая наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

По смыслу указанного закона, сам факт нахождения виновного лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения, не может безусловно признаваться обстоятельством, отягчающим наказание осужденного. Помимо характера и степени общественной опасности преступления суду надлежит принимать во внимание влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а также личность виновного.

Из показаний потерпевшей следует, что на момент приезда ее и С. на дачу, последний был трезв, спиртное употреблялось между периодами нанесения ударов.

Осужденный показал, что телесные повреждения потерпевшей были причинены им в трезвом виде, алкоголь употреблялся после этого.

При таких обстоятельствах судебная коллегия усомнилась в том, что состояние алкогольного опьянения способствовало совершению С. преступления. В связи с этим из приговора исключено указание о признании данного обстоятельства отягчающим, наказание осужденному снижено.

В связи с необоснованным назначением условного наказания из приговора исключено применение ст. 73 УК РФ

Сургутским городским судом С. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение и хранение наркотических средств, совершенное в крупном размере, к 3 годам 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

Судебная коллегия указала, что фактические обстоятельства дела судом установлены правильно, действиям осужденного дана верная юридическая оценка.

Вместе с тем, соглашаясь с доводами представления прокурора, апелляционная инстанция сослалась на то, что судом не в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления и личность виновного, что повлекло назначение несправедливого чрезмерно мягкого наказания.

Назначение условного лишения свободы мотивировано судом первой инстанции признанием смягчающих обстоятельств, таких как наличие на иждивении С. малолетних детей, состояние здоровья его супруги и матери. Отягчающих обстоятельств не установлено.

Вместе с тем С. ранее судим и вновь совершил тяжкое преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств. В момент задержания находился в состоянии наркотического опьянения. Каких-либо исключительных обстоятельств, которые бы существенно уменьшали степень общественной опасности совершенного преступления и позволяли применить к осужденному положения ст.ст. 64 и 73 УК РФ, не имеется. В связи с чем назначение С. условного осуждения признано необоснованным и несправедливым, применение ст. 73 УК РФ исключено из приговора, С. направлен для отбывания наказания в колонию общего режима.

Выводы суда о нарушении органом расследования права на защиту

обвиняемого признаны необоснованными

Постановлением Сургутского городского суда прокурору г. Сургута возвращено уголовное дело в отношении П., обвиняемого в нарушении правил дорожного движения лицом, управляющим автомобилем, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Принимая такое решение, суд первой инстанции указал на допущенные в досудебном производстве существенные нарушения закона, выразившиеся в том, что ознакомление с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитников не было окончено и обвиняемому не разъяснены положения ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

Вместе с тем нарушений уголовно-процессуального закона органом расследования допущено не было. Права обвиняемому были разъяснены в полном объеме, о чем свидетельствует подпись обвиняемого в протоколе об ознакомлении с материалами уголовного дела, с которыми он по письменному ходатайству ознакомился раздельно от защитников. Тот факт, что адвокаты обвиняемого не явились для ознакомления с материалами уголовного дела, что подтверждено соответствующими протоколами следственных действий, судом апелляционной инстанции расценено как ненадлежащее ознакомление с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитников. При этом основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ данное нарушение не является, поскольку устранимо во время судебного разбирательства и не лишает возможности суд приступить к рассмотрению дела по существу. В связи с этим судебное решение отменено, уголовное дело направлено для рассмотрения по существу.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Приговор отменен ввиду существенных нарушений

требований уголовно-процессуального закона

Ханты-Мансийским районным судом Б. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Срок отбывания наказания исчислен с момента задержания. В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Уголовное дело рассмотрено в порядке ч. 5 ст. 247 УПК РФ в отсутствие подсудимого.

Рассмотрение данного уголовного дела, которое относится к категории тяжких преступлений, могло быть рассмотрено в отсутствие подсудимого в соответствии со ст. 247 УПК РФ в том случае, если подсудимый находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд.

Вместе с тем фактов, свидетельствующих об уклонении Б. от явки в суд, материалы уголовного дела не содержат.

В соответствии с п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» под исключительными случаями, когда суд вправе провести судебное разбирательство заочно при наличии условий, указанных в ч. 5 ст. 247 УПК РФ, следует понимать, например, особую общественную опасность преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, необходимость возмещения потерпевшему существенного вреда, причиненного преступлением, когда розыск обвиняемого не дал положительных результатов, невозможность осуществить экстрадицию обвиняемого.

По смыслу ч. 5 ст. 247 УПК РФ суд вправе рассмотреть уголовное дело в отсутствие обвиняемого, находящегося за пределами Российской Федерации, который уклоняется от явки в суд и не был привлечен к уголовной ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу, а также в случаях, когда обвиняемый, находящийся на территории Российской Федерации, уклоняется от явки в суд и его местонахождение не известно.

Однако такие обстоятельства не были установлены судом. О месте, дате и времени рассмотрения уголовного дела, назначенного на 15.08.2014, подсудимый Б. не извещался, несмотря на то, что адрес места пребывания Б. был известен суду: Республика Азербайджан Джалилабадский район село Гаразанджир.

При указанных обстоятельствах, по мнению президиума суда округа, у суда первой инстанции не было оснований для рассмотрения уголовного дела в отсутствие подсудимого Б., поскольку на момент судебного разбирательства и постановления приговора его местонахождение было установлено.

Кроме того, суд первой инстанции положил в основу обвинительного приговора доказательства, которые не были исследованы судом в условиях состязательного процесса по правилам, установленным ст. 87 и 88 УПК РФ, что противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства.

Так, в обоснование виновности Б. в приговоре судом приведены показания обвиняемого Б., потерпевшего К., свидетелей А. и Г., данные ими на следствии.

При этом согласно протоколу судебного заседания, эти доказательства вопреки требованиям ст. 240 УПК РФ в судебном заседании не исследовались, в связи с чем не могли быть положены в основу обвинительного приговора.

Согласно ч. 7 ст. 247 УПК РФ в случае устранения обстоятельств, указанных в ч. 5 ст. 247 УПК РФ, приговор суда, вынесенный заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяется в порядке, предусмотренном гл. 48 УПК РФ. Судебное разбирательство в таком случае проводится в обычном порядке. В своей кассационной жалобе адвокат ходатайствует об отмене приговора, вынесенного заочно.

С учетом этого, а также указанных выше нарушений уголовно-процессуального закона приговор кассационной инстанцией отменен, материалы уголовного дела направлены на новое судебное разбирательство.

Приговор изменен в связи с несоответствием квалификации

действий осужденных предъявленному обвинению

Приговором Березовского районного суда Я. и К. осуждены по ч. 3 ст. 260 УК РФ к условному лишению свободы. В апелляционном порядке приговор не рассматривался.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.

Я. и К. признаны виновными в том, что в марте 2013 года на территории Березовского района по предварительному сговору между собой незаконно вырубили лесные насаждения, причинив ущерб в крупном размере.

Органом предварительного расследования их действия были квалифицированы по ч. 3 ст. 260 УК РФ как незаконная вырубка лесных насаждений, если эти деяния совершены в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Судом действия Я. и К. квалифицированы по ч. 3 ст. 260 УК РФ как незаконная рубка, а равно повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений или не отнесенных к лесным насаждениям деревьев, кустарников, лиан, если эти деяния совершены в особо крупном размере.

Согласно примечанию к ст. 260 УК РФ крупным размером признается ущерб, превышающий 50 тыс. руб., особо крупным – 150 тыс. руб.

Как следует из материалов уголовного дела и установлено судом в обжалуемом приговоре, сумма причиненного ущерба в результате совершенного преступления составила 92845,45 руб., т.е. крупный размер.

Квалифицировав действия Я. и К. по признаку в особо крупном размере, предусмотренному ч. 3 ст. 260 УК РФ, суд неверно применил уголовный закон и в нарушение требований ст. 252 УК РФ вышел за пределы предъявленного обвинения, поскольку обвинение в причинении ущерба в особо крупном размере им не предъявлялось.

При этом суд не квалифицировал действия Я. и К. по признаку совершения указанного преступления группой лиц по предварительному сговору, предусмотренному ч. 3 ст. 260 УК РФ, вмененного им органом предварительного расследования.

Исходя из того, что в кассационной инстанции положение осужденных не может быть ухудшено, действия Я. и К. квалифицированы президиумом суда округа по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ как незаконная рубка лесных насаждений в крупном размере.

Изменение объема обвинения повлекло снижение назначенного осужденным наказания. При этом К. учтено наличие смягчающего наказание обстоятельства - явки с повинной и отсутствие отягчающих.

Кроме того, суд в нарушение требований п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ признал наличие в действиях Я. рецидива преступлений и необоснованно учел его в качестве отягчающего обстоятельства. Судимости Я., указанные во вводной части приговора, не образуют рецидива преступлений. Судимость по приговору от 13.12.2010 погашена в установленном п. «б» ч. 2 ст. 86 УК РФ порядке по истечении 1 года после отбытия наказания, т.е. 28.11.2012 и в соответствии с п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ суд не вправе был учитывать ее при признании рецидива преступлений. Судимость по приговору от 17.10.2013 в силу п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ также не учитывается, так как условное осуждение Я. до вынесения обжалуемого приговора не отменялось, и он не направлялся в места лишения свободы для отбывания наказания.

При отсутствии отягчающих обстоятельств наказание Я. и К. не могло быть назначено в виде лишения свободы, поскольку санкция ч. 2 ст. 260 УК РФ в редакции, действующей во время совершения преступления (до внесения изменений Федеральным законом от 21.07.2014 № 277-ФЗ), предусматривала наказание до 3 лет лишения свободы, и данное преступление относилось к категории небольшой тяжести. Также санкция статьи в предыдущей редакции предусматривала иные виды наказания, в том числе исправительные работы.

При таких обстоятельствах из вводной части приговора исключено указание на судимости Я. по приговорам от 13.12.2010 и 17.10.2013, наличие у него отягчающего обстоятельства – рецидива преступлений, действия Я. и К. переквалифицированы с ч. 3 ст. 260 УК РФ на п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, наказание назначено в виде исправительных работ.

Осужденному необоснованно отказано судом апелляционной инстанции

в освобождении от наказания за истечением срока давности уголовного преследования

Приговором Нижневартовского городского суда Н. осужден по ч. 1 ст. 306 УК РФ к штрафу в размере 20 000 руб. В апелляционном порядке приговор оставлен без изменения.

Н. осужден за заведомо ложный донос о совершении преступления, совершенный 13.04.2013.

Данное преступление в соответствии со ст. 15 УК РФ отнесено к категории преступлений небольшой тяжести. Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести и до вступления приговора в законную силу истекло 2 года.

На момент апелляционного рассмотрения уголовного дела и вынесения апелляционного постановления 16.04.2015 срок привлечения Н. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 306 УК РФ (преступление совершено 13.04.2013) истек.

Как указал президиум суда округа, выводы суда апелляционной инстанции о том, что Н. не подлежит освобождению от уголовной ответственности, поскольку уклонялся от следствия и суда, не основаны на материалах дела и требованиях ч. 3 ст. 78 УК РФ.

Такие выводы судом сделаны на основании того, что апелляционное рассмотрение уголовного дела дважды откладывалось 26.03.2015 и 09.04.2015 в связи с неявкой по различным предлогам и ходатайствам осужденного и его защитника. Вместе с тем указанные основания не влекут приостановление течения сроков давности, поскольку производство по уголовному делу в связи с неявкой в суд Н. и его адвоката не приостанавливалось. Каких-либо сведений, свидетельствующих об уклонении Н. от следствия и суда в соответствии с ч. 3 ст. 78 УК РФ, материалы уголовного дела не содержат.

При таких обстоятельствах, учитывая, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением срока давности уголовного преследования, а также в силу ч. 6 ст. 302 УПК РФ и ст. 78 УК РФ президиумом суда ХМАО-Югры Н. освобожден от назначенного приговором наказания.

Приговор изменен в связи с нарушением правил назначения наказания

за неоконченное преступление при наличии смягчающих

и отсутствии отягчающих обстоятельств

Приговором Пыть-Яхского городского суда Я. осужден по п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом 40 000 руб., ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ – к 7 годам лишения свободы со штрафом 45 000 руб., ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ с применением ст.62 УК РФ – к 7 годам лишения свободы со штрафом 45 000 руб., в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ – к 8 годам лишения свободы со штрафом 50 000 руб. с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

В обоснование изменения приговора президиум суда округа указал на неправильное применение уголовного закона при назначении Я. наказания в виде 7 лет лишения свободы по ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Судом первой инстанции у Я., помимо прочих, установлены такие смягчающие обстоятельства как явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, при отсутствии отягчающих обстоятельств.

Санкция ч.4 ст.228.1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 20 лет. С учетом требований ч.2 ст.66 и ч.1 ст.62 УК РФ, регламентирующих назначение наказания за приготовление к преступлению при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих обстоятельств Я. по ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ не могло быть назначено более 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

В связи с этим, кассационной инстанцией назначенное Я. по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ наказание смягчено до 6 лет 6 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 50 000 руб.

Назначение максимального размера наказания повлекло изменение приговора

Приговором Нижневартовского городского суда Г. осужден по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на основании ч. 2 ст. 66 УК РФ к 10 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ – к 10 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима. Апелляционным определением приговор оставлен без изменения.

Г. за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере с учетом положений ч. 2 ст. 66 УК РФ не могло быть назначено более 10 лет лишения свободы.

При этом из приговора усматривается, что при назначении ему наказания судом также были учтены смягчающие обстоятельства, помимо предусмотренной п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ явки с повинной, наличие тяжелых заболеваний, участие в боевых действиях, имеющиеся награды, отягчающим обстоятельством признан рецидив преступлений, который является особо опасным.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция пришла к выводу, что Г. судом фактически назначено максимальное наказание в виде 10 лет лишения свободы без учета установленных у него смягчающих обстоятельств. В этой связи наказание Г. по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ снижено до 9 лет лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ – до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

Судимости за умышленные преступления небольшой тяжести

не образуют в действиях лица рецидива преступлений

Приговором Сургутского городского суда Л осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев. Приговор от 15.05.2013 постановлено исполнять самостоятельно. В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Л. признан виновным в открытом хищении у Ф. женской сумки с сотовым телефоном на общую сумму 2 800 руб.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.

При назначении Л. наказания в приговоре учтено наличие в его действиях рецидива преступлений, что признано отягчающим обстоятельством.

Между тем в соответствии с п. «а» ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива не учитываются судимости за преступления небольшой тяжести. Как следует из приговора от 15.05.2013, Л. был осужден за преступление небольшой тяжести (ч. 1 ст. 228 УК РФ). В связи с этим президиумом суда округа отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений из приговора исключено, наказание снижено.

При этом признаны несостоятельными доводы кассационной жалобы осужденного о необоснованном непризнании судом первой инстанции таких смягчающих обстоятельств как добровольное возмещение ущерба и признание вины.

Как следует из материалов уголовного дела, похищенная Л. и выброшенная им сумка потерпевшей была обнаружена и изъята сотрудниками правоохранительных органов сразу же после задержания его с поличным. Приговор постановлен без проведения судебного разбирательства, по ходатайству обвиняемого в связи с его согласием с предъявленным обвинением, что предполагает признание им своей вины и влечет назначение наказания в соответствии с положениями ч. 2 ст. 62 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ, учтенных в приговоре суда.

Срок действия меры пресечения в виде заключения под стражу следует исчислять с момента фактического задержания обвиняемого на территории Российской Федерации

Постановлением Ханты-Мансийского районного суда от 15.05.2015 Р. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок до 2 месяцев, то есть до 15.07.2015. Постановлением этого же суда от 08.07.2015 срок содержания под стражей Р. продлен на 3 месяца, а всего до 5 месяцев, то есть до 15.10.2015. Апелляционным постановлением суда ХМАО-Югры судебное решение от 15.05.2015 оставлено без изменения.

Президиум суда округа счел обоснованными доводы кассационного представления заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г. о существенных нарушениях судом уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход рассмотрения материала в отношении обвиняемого Р.

Так, 06.04.2015 старшим следователем следственной службы Управления ФСКН России по ХМАО-Югре вынесено постановление о привлечении Р. в качестве обвиняемого в совершении преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств. В ходе расследования было установлено, что 30.03.2015 Р. покинул территорию Российской Федерации, скрывшись от органов предварительного следствия, 06.04.2015 он объявлен в федеральный, а 15.05.2015 – в международный розыск. В дальнейшем установлено, что Р. находится на территории Республики Беларусь, где на основании постановления и.о. прокурора Молодечненского района от 16.05.2015 содержится под стражей.

Согласно ч.9 ст.109 УПК РФ срок содержания под стражей в период предварительного расследования исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу, а не с момента вынесения судом соответствующего постановления. В случае экстрадиции Р. под юрисдикцией Российской Федерации он будет находиться с момента пересечения государственной границы Российской Федерации.

При таких обстоятельствах указания судом первой и апелляционной инстанций конкретных дат начала срока содержания под стражей Р. и окончания этого срока, равно как и его продление, не соответствуют требованиям закона.

Кроме того, принимая решение о продлении срока содержания Р. под стражей, суд не учел, что обвиняемый находится на территории Республики Беларусь и содержится под стражей в соответствии с законодательством Республики Беларусь. В настоящее время решается вопрос о его экстрадиции на территории Российской Федерации, а установление определенного срока при продлении содержания под стражей может стать препятствием в его выдаче для уголовного преследования Российской Федерацией.

При таких обстоятельствах кассационной инстанцией в постановление от 15.05.2015 и апелляционное определение от 27.05.2015 внесены изменения, вместо слов: «об избрании меры пресечения на срок до 2 месяцев, т.е. до 15.07.2015» указано: «на срок до 2 месяцев с момента задержания». Постановление от 08.07.2015 о продлении Р. срока содержания под стражей отменено, производство по материалу прекращено.

ПРАКТИКА ВЫНЕСЕНИЯ РЕАБИЛИТИРУЮЩИХ РЕШЕНИЙ

Ханты-Мансийским районным судом Б. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ.

Органами предварительного следствия директор коммерческой организации Б. обвинялся в том, что, зная о выставленных налоговой инспекцией инкассовых поручениях и вынесенных последней решениях о приостановлении расходных операций по банковским счетам, направил письма дебиторам организации о перечисления денежных средств за ранее оказанные услуги напрямую кредиторам, миную счета возглавляемой Б. организации.

Суд не согласился с выводами следствия о сокрытии Б. денежных средств, поскольку не установлен и не подтвержден доказательствами по делу факт недоимки по уплате налогов, периоды времени образования указанной задолженности, сумма недоимки на момент начала и окончания инкриминируемых Б. преступных действий. По мнению суда, сокрытие денежных средств образует состав преступления, предусмотренный ст.199.2 УК РФ, лишь в случаях, когда денежные средства поступили на счета или в кассу организации. В судебном заседании установлено, что налоговой орган выставил инкассовые поручения не во все банки, где были открыты счета организации Б., что препятствовало взысканию недоимки по налогам. Согласно исследованным доказательствам в инкриминируемый Б. период на счета организации поступали денежные средства, часть из которых шла, в том числе, на погашение налоговой задолженности. Его действия как руководителя были направлены на исполнение обязательств по гражданско-правовым и трудовым договорам, они совершены добросовестно во исполнение обязательств организации без признаков злоупотребления правом и не преследовали преступных целей.

Помимо этого, при возбуждении уголовного дела нарушены требования ч.1.1 ст.140 УПК РФ, поскольку налоговый орган передал в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела информацию и документы о предполагаемых нарушениях уголовного закона, а не об установленных в соответствии с законодательством о налогах и сборах налоговых правонарушениях. Согласно действующему законодательству налоговое правонарушение устанавливается по результатам рассмотрения акта налоговой проверки, которая по факту сокрытия денежных средств не проводилась. Сотрудники налоговой инспекции по поручению сотрудника полиции подготовили акт исследования бухгалтерских и иных документов, который направили следователю Следственного комитета РФ. Впоследствии данный акт послужил основанием для возбуждения уголовного дела. Нарушение порядка возбуждения уголовного дела повлекло признание всех собранных по делу доказательств недопустимыми.

Уголовно-судебный отдел

прокуратуры ХМАО-Югры

Возврат к списку